"Рынок одержим хаосом: паникующие трейдеры продают акции и нефтяные ресурсы, скупая облигации и золотой фонд".

Многие читатели наверняка уверены, что эта фраза имеет прямое отношение к мартовской ситуации 2020 г. Тогда, после расторжения договоров ОПЕК и начала пандемии, произошёл капитальный обвал нефтяных цен с последующим обвалом стоимости акций.

Когда всё началось?

Публикации, имеющие подобные заглавия, начали выходить в прессе в августе прошлого года. Тогда Трамп объявил китайцам настоящую торговую войну:

падение нефти наблюдалось на 7 процентов в сутки;

падение фондовых индексов США - на 3,5 процентов.

Однако начало этой ситуации было положено далеко не в прошлом году, а в 2018-м, когда на горизонте уже отчётливо замаячили очевидные признаки, свидетельствующие об экономическом апокалипсисе. Лихорадка на рынке в то время была гораздо больше. Эксперты утверждают: именно 2018-й год стал самым неблагоприятным в сфере экономики в последнее время. Говорят, что показатели были гораздо негативнее, нежели в период американской "великой депрессии".

Фондовый рынок США показал пик своего падения в декабре 2018 г.: меньше чем в течение трёх месяцев цена на акции крупных компаний стала в пять раз ниже. Речь идёт не о простом падении, а о катастрофе. Графики показывают, что она сильно напоминает ситуацию в марте текущего года, связанное:

с эпидемией;

с провалом договорённостей с ОПЕК.

Отличия, между тем, тоже есть: восстановление рынка после декабрьского обвала 2018 г. происходило тяжелее, нежели сейчас. В ситуации нынешнего кризиса речь идёт о более стремительной катастрофе с потерей S&P500 1200 п. в течение месяца, однако в дальнейшем он их успешно "отыграл", восстановив к июню уровень исходных показателей до 3200.

О чём идёт речь?

Возникает резонный вопрос: по какой причине наблюдался рыночный обвал в 2018 году - без пандемии? Почему экономика так долго восстанавливалась, а сейчас восстанавливается стремительно?

Ключевое понятие в данной ситуации - ФРС США. Резервная американская система пользуется опытом "тушения пожаров" в рыночной среде. Этот опыт она получила в далёком 2008 г. во время обвала рынка ипотеки. За ипотекой "полетел" сектор банков, и вся экономика в буквальном смысле рухнула в пропасть:

американская;

мировая.

Иными словами, если Америка вдруг "расчихается", в конвульсиях сразу забьётся всё мировое сообщество без исключения.

В ситуации пандемии ФРС занимает такую позицию: заливает деньгами рыночное пространство настолько, чтобы биржевики не посмели заниматься "шортингом" акций, принадлежащих американским компаниям и зарабатывать на них. Также ФРС занимается выкупанием ценных бумаг других компаний, стимулируя их стоимость. Имея в резерве станок для печати, ФРС давно обрела монополию управления на рынке облигаций и акций.

Критический взгляд на ситуацию

Фондовый рынок, конечно, восстанавливается, но на экономику это влияет мало. Её роста в пандемических условиях пока быть не может, так как количество ограничений по-прежнему огромно. Граждане лишены возможности свободно передвигаться по миру, а многие предприятия, как и прежде, не работают.

Вывод: несмотря на то что финансисты и политики продолжают свои танцы с бубнами, стагнация экономики в ближайшее время неизбежна. Что же касается отечественных представителей политики и чиновничества, в таких условиях они полностью переложат ответственность за совершённые ими промахи на "пандемию".